Новости

07.09.2018.

Я и мой ВУЗ

В 2018 году редакция русской версии журнала Forbes подготовила первый рейтинг российских вузов, оценив их по 10 параметрам, разбитым на три группы: качество образования, качество выпускников и фактор Forbes. За основу были взяты данные мониторинга эффективности деятельности более 600 учреждений высшего образования, подготовленного Министерством образования. Методика рейтинга учитывает не только качество образования, но и статистические данные о трудоустройстве выпускников, их востребованности в регионах, количестве предпринимателей среди них.

Какого же было моё удивление, увидеть свою «альма-матер» – Оренбургский государственный медицинский университет на 61 месте этого списка из 600 в России. Оказывается, я учился в топ-ВУЗе! Но это ещё не всё. Я посчитал, а сколько медицинских ВУЗов стоят в этом рейтинге выше оренбургского? Оказалось всего 4. То есть Оренбургский государственный медицинский университет занимает 5 строчку рейтинга среди медицинских ВУЗов России по версии Forbes. С той поры, как я окончил университет, прошло 24 года. Но я до сих пор вспоминаю те прекрасные годы учебы. Это было совсем не легким испытанием. Можно даже сказать, что это был настоящий ад. Первые 3 года я учился по 14 часов в сутки с перерывами на сон, еду и время, чтобы добраться до места учебы. Часы, проведенные в анатомичке среди трупов, костей и схем работы мозга до сих пор свежи в воспоминаниях. Жесткая система входного контроля, огромный объем новых знаний, невозможность списать, делали обучение очень сложным и ответственным процессом. О пропуске занятия даже по уважительной причине не было и речи. Шанс наверстать пропущенное был крайне низок. А если не успеваешь выйти в сессию или удовлетворительно сдать экзамены – отчисление и служба в армии. Организм в те годы просто отказывался болеть, он как будто понимал всю серьезность ситуации. В момент поступления мне было 16 лет. Это было серьезным испытанием для молодого человека, но приобретенный тогда навык помогает мне в жизни до сих пор. Надеяться было можно только на себя: на свои ум, память, ответственность и любознательность. Я усиленно готовился к поступлению в ВУЗ. После занятий в школе ходил на дополнительные занятия к репетиторам, был лучшим в школе (по мнению одноклассников) по химии и биологии. На вступительных экзаменах по биологии из-за волнения перепутал мхи с лишайниками, но всё равно прошёл по конкурсу. А потом было два года изучения анатомии, гистологии, физиологии, биохимии и др. медицинских предметов.  И если с анатомией я испытывал некоторые трудности, то в биохимии и физиологии я, как мне тогда и потом казалось, разбирался на 100%. Это было великое время учебы и не менее великих преподавателей. Они учили меня, 18-летнего человека, понимать мир, учили учиться. У меня до сих пор сохранились некоторые записи лекций и моих самостоятельных работ. К госэкзамену по биохимии я готовился ровно 14 дней, за это время исписал формулами целую упаковку бумаги, 500 листов, формата А4. Моей особенностью было записывать всё, что я изучал. Так я делаю до сих пор, правда, в последние годы уже в электронном виде.  Благодаря моим преподавателям и жажде знаний, я до сих пор обожаю физиологию и биохимию, считаю их столпами медицинских и биологических знаний. Вторая половина моего обучения в ВУЗе оставила двоякое впечатление. Из учебных корпусов мы постепенно перебрались на клинические кафедры больниц. С детства ненавидел больницы. До сих пор не понимаю, как моему отцу удалось убедить меня, 12-летнего подростка, учиться на врача. Запах больницы, формализм и холодность кабинетов, лифты с маленьким круглыми стеклянными окошечками, куда завозят каталки с лежачими пациентами, страх металлических инструментов и привычное равнодушие сотрудников с детства вызывали во мне неприятие и недоверие. Тогда я не думал, что может быть по-другому. Это через 15 лет после окончания ВУЗа я наткнулся на описание «больницы будущего» от Эдварда Баха – автора флоротерапии, где он писал, что больница – это, прежде всего, храм Души, где выздоравливают не от таблеток и уколов, а где людям создаются условия для душевного выздоровления. Три года обучения «клинике» было прямо противоположно страсти и азарту теоретических кафедр. Или может мне просто не повезло? Так ли «случайно» меня исключили из хирургической группы после 4 курса по формальной причине (поссорился с деканом – преподавателем кафедры хирургии из-за того, что не прошел летнюю практику на мясокомбинате и даже не умудрился оправдываться)?

Также не случайно меня не взяли работать «узким специалистом»  в хорошую больницу – в середине 90-х без знакомств в такие места попасть было сложно. Так или иначе, но система меня не захватила. По окончании ВУЗа я пошел работать туда, куда идти никто не хотел – в районную поликлинику участковым терапевтом. Это был хороший опыт, и я о нем нисколько не жалею. Я ходил на дом к бабушкам и дедушкам, принимал пациентов в поликлинике. Я начинал понимать, как живут люди, чем они дышат и какова роль врача в жизни человека. Заведующая нашим отделениям всегда говорила мне, что главное для врача – иметь контакт с человеком, потому что большинству наших пациентов не требовался врач, а скорее человек, кто поймет пожилого человека и уделит ему внимание. Другому пациенту важно 5-7 дней побыть на больничном, чтобы преодолеть сложную ситуацию на работе или в отношениях. В ВУЗе нас никто этому не учил. Это теперь я понимаю и преподаю искусство помощи больному человеку. «Умение оказывать помощь – это искусство, как и любое другое искусство, оно требует навыка, которому можно учиться и в котором необходимо совершенствоваться» – писал Берт Хеллингер. А тогда, на клинических кафедрах мы были никому не нужны. Кафедральные преподаватели-лечащие врачи, в то непростое время в большинстве своем больше занимались своими делами, чем нами-студентами. Тоже ведь не случайно. Может поэтому я не стал «нормальным» терапевтом, «нормальным» хирургом, «нормальным» кардиологом. Это сейчас заговорили о профилактической медицине, медицине для конкретного человека, медицине «качества жизни» и ответственности человека за своё здоровье, которой я занимаюсь вот уже 15 лет. Не все пациенты готовы к такому подходу. У нас ещё сильно желание, чтобы нас лечили и непременно вылечили. Но имеющий уши да услышит, имеющий глаза да увидит – я занимаюсь медициной «не для всех». А для людей, которые не зависят от обстоятельств, которые сами эти обстоятельства формируют и несут ответственность за все «случайности» их жизни. Для людей, которые понимают, что значит быть здоровым и счастливым в любой ситуации.

Вот такие мысли пришли ко мне после публикации в Forbes со всеми случайностями и неслучайностями. А как же иначе? Ведь я закончил топ-ВУЗ.

Будем благодарны, если поделитесь статьей: